Незаживающая рана «Фукусимы»

Опасность новых выбросов радиоактивных веществ сохраняется

Четыре года назад в стране произошло мощное землетрясение с последующим цунами, вызвавшее аварию на атомной электростанции. В нынешнем году в памятных мероприятиях принял участие император с супругой, а британский принц Уильям посетил префектуру, где расположена АЭС.

Возмутителем спокойствия на сей раз стал бывший премьер Дзюнъитиро Коидзуми. Этот харизматичный и популярный политик с присущей ему резкостью безапелляционно заявил: правительство не контролирует ситуацию на аварийной АЭС. Что подвигло его на столь резкие высказывания, да к тому же еще и в адрес действующего премьера, которого считают учеником Коидзуми? Ведь фактически он нападал на политиков из своего же лагеря.

Причины — на поверхности.

Токио практически самоустранился от ликвидации последствий аварии, взвалив все, включая выплату части компенсаций, на плечи оператора АЭС, Токийской электрической компании — ТЕПКО, для которой это задача, понятно, из категории невыполнимых.

Вместо ожидавшегося сооружения саркофага или хотя бы разбора завалов радиоактивных обломков зданий TEПКO потчует всех сказками о новых способах предотвращения попадания радиоактивной воды в океан. Последний из них, предсказуемо закончившийся ничем – сооружение некой преграды изо льда. А жителям даже разрешили вернуться в некоторые населенные пункты, ранее входившие в двадцатикилометровую зону принудительного выселения.

Сегодня мир пытаются убедить в том, что японский «случай» — особый, да и вообще, обладающая суперсовременными технологиями страна давно уже справилась со всеми последствиями аварии на АЭС. Развернута целая пропагандистская кампания бизнесом и политической элитой во главе с премьер-министром Синдзо Абэ. Он, с самурайским спокойствием, поглощает перед телекамерами дары земли и моря из префектуры Фукусима, бахвалится перед членами парламента ежедневным потреблением риса, выращенного в тех краях.

Токио уже заручился поддержкой иностранных экспертов. Например, профессор радиологии из Лондонского университета смело утверждает: при употреблении продуктов из префектуры Фукусима доза радиационного излучения, ненамного больше той, что можно получить, летая на пассажирском авиалайнере. Ну, а его японские коллеги пошли еще дальше: в ходе медицинских исследований в пострадавших в 2011 году префектурах они упор делают… на выявлении людей, страдающих от депрессии, вызванной аварией.

В свою очередь, и российские специалисты придерживаются того мнения, что львиную долю радиационных выбросов с АЭС якобы поглотил Тихий океан, который в этом месте очень глубокий, и зона отчуждения вокруг «Фукусимы» чрезмерно велика. К тому же, как следует из их пояснений, схватить запредельную дозу радиации, которая могла бы привести к возникновению онкологических заболеваний, можно было только в первые дни после аварии. В общем, не страдайте радиофобией, и будете здоровы!

Грустно, но практически все, кто величает себя японоведом, вслед за официальной пропагандой Токио начинают твердить: в стране все в полном порядке, последствия аварии на АЭС давно ликвидированы. Особенно удивляет пассаж одного высокопоставленного лица, которое сообщило: вплоть до конца 2011 г. в японской экономике все было плохо, население не совершало покупок, боясь приобрести радиоактивный товар, тем самым не двигало промышленное производство вперед, подрывало доверие иностранных инвесторов. Но вот правительство сказало, что все в порядке, призвало не бояться, и с тех пор экономика резко пошла в гору. Будто у властей в руках был некий волшебный пульт, нажатием кнопки которого можно отключить радиацию.

То, что это не совсем так, становится понятно уже после ознакомления с простейшими фактами. Начнем с того, что на АЭС, в отличие от Чернобыля, произошел взрыв не на одном реакторе, а на трех. По другим данным — на четырех. В советском реакторе было примерно 130 тонн ядерного топлива, тогда как у «Фукусимы» — около 300 тонн, плюс еще примерно полторы тысячи тонн отработанных топливных стержней, иными словами, ядерных отходов.

Так почему же называют «нелепыми» оценки специалистов, гласящие, что уже в первые четыре дня после аварии объем радиоактивных выбросов на японской АЭС составил примерно половину от показателей Чернобыля?

К тому же, в Японии присутствовали, помимо обычного «букета» из радиоактивных изотопов йода и цезия, в намного больших количествах, нежели в 1986 году, трансураны – плутоний, америций и кюрий, которые не только чрезвычайно радиоактивны, но еще и крайне ядовиты. В придачу был замечен — кстати, над нашей Камчаткой — еще и торий, также далеко не самый полезный для здоровья химический элемент. Это говорит о том, что японцы занимались незадекларированной в МАГАТЭ деятельностью, возможно, с целью создания ядерных боеприпасов. Не зря, когда события еще только начали развиваться, руководство нашего МЧС стало подумывать даже об эвакуации ряда крупных населенных пунктов на нашем Дальнем Востоке.

Обо всем этом можно было бы не говорить — при условии, если бы над аварийными реакторами был сооружен саркофаг, подобный чернобыльскому. Однако его нет до сих пор, разве что обсуждался вопрос о возведении над аварийными энергоблоками защитного сооружения чуть ли не из полиэтилена.

Сегодня никто точно не знает, какова ситуация в аварийных зданиях реакторных залов, и где на данный момент находятся остатки топлива. Об этом можно судить по обнародованным недавно планам японских ликвидаторов: выявлять месторасположение ядерного топлива с помощью космических лучей, содержащих элементарные частицы – мюоны. При том, что свойства этих мюонов до сих пор не изучены. Или японцы опять впереди планеты всей?

Коль так, опасность новых выбросов радиоактивных веществ сохраняется: попадающая в разрушенные здания дождевая вода и роса, испаряясь или наоборот, проникая в землю, всегда будет нести с собой радиоактивность.

Примерно то же самое можно сказать и о частичках пыли. Безусловное подтверждение тому — малоафишируемые журналистами недавние случаи обнаружения очагов радионуклидного загрязнения в районах, отстоящих от «Фукусимы» на десятки, а порой и сотни километров.

Более того, общественность других стран начинает бить тревогу в связи с тем, что повышенный уровень излучения обнаруживается в водах Тихого океана, омывающих Западное побережье США, а также на Гавайях.

Какую опасность может представлять «Фукусима» для России? Нас успокаивают: практически никакой из-за довольно большого расстояния, розы ветров и направления морских течений, бдительности наших контролирующих органов. С одной стороны, это так. Но есть и другая сторона медали.

Представьте себе новое землетрясение в районе, прилегающем к злополучной станции. Именно о его угрозе в последние годы пишут журналисты и предупреждают общественные организации. В качестве его предвестника рассматривают, в частности, повышение температуры подземных вод, заметное возрастание вулканической активности. Катастрофой может стать порожденное этим бедствием цунами, которое, впрочем, может обрушиться на АЭС и как последствие сильных колебаний земной коры в другом, географически близком районе.

Утверждается, что фукусимская радиоактивная вода не попадет к нам. Но ведь в последние годы идут масштабные изменения климата. Они коснулись и этого региона. Например, рыбаки жалуются на расширение зоны действия циклонов в северной части Тихого океана.

Кто может гарантировать, что вскоре мы не обнаружим у побережья Курил или Камчатки сильно фонящие воды?

Да, большая часть радиоактивного мусора осела на дне океана вблизи станции, но малоизученные миграции глубоководных морских животных со временем могут, в конечном итоге, занести к нам часть этой субстанции.

Не исключен и еще один вариант – нападение террористов. Сегодня, после принятия Токио поправок в законодательство, разрешающих гражданам страны участвовать в боевых действиях за рубежом, исламисты объявили охоту на японцев. Еще: может прозвучать неожиданно, но в стране есть – пусть и небольшая – прослойка людей, разделяющая идеи «джихада». Не захотят ли они попытаться захватить «Фукусиму»?

Это, конечно, из разряда допущений. Наиболее вероятен сценарий, при котором «восточный Чернобыль» будет потихоньку выбрасывать, как и сегодня, новые порции радионуклидов в окружающую среду. В этом случае опасности подвергаются российские граждане, проживающие либо работающие в Японии, по некоторым оценкам, их число может составлять несколько десятков тысяч человек. А ведь есть еще моряки и туристы…

Еще одна опасность – попадание к нам зараженных продуктов. Конечно, фукусимский рис в Россию не импортируют. Но есть пищевые продукты, которые изготавливаются в других японских регионах с использованием сырья из Фукусимы.

Остается последний вопрос: почему мы стали поддерживать точку зрения Токио, исполняющего песню «Все хорошо, прекрасная маркиза»? Почему не говорим о качестве проектирования американских реакторов, стоящих на АЭС?

В то же время «честное слово» наших «партнеров» известно всем. Сегодня Европейская комиссия делает все возможное, чтобы блокировать недавно заключенный договор Будапешта с Москвой о строительстве двух энергоблоков венгерской АЭС «Пакш».