Коррупция – это не болезнь российской власти, а ее суть

Нечто непривычное происходит в Государственной думе. Депутаты из «Единой России» перечат президенту. В чем дело? 31 июля текущего года Дмитрий Медведев подписал план действий по борьбе с коррупцией. Многие эксперты называют этот шаг первой самостоятельной инициативой Медведева как президента. От себя замечу, что борьба с коррупцией далеко не оригинальное начинание для российской власти. Антикоррупционные кампании проводил и предшественник Дмитрия Анатольевича. Дальше в историю углубляться не будем. Констатируем только, что в России к подобным инициативам власти выработалось устойчивое скептическое отношение. «Как же, будут они сами с собой бороться…» — говорят в народе.

Что нового в антикоррупционном пакете, предложенном Медведевым Госдуме? В нем содержится законопроект «О противодействии коррупции», предусматривающий усиление контроля над госслужащими. В частности, чиновникам и членам их семей предписывается обязательно декларировать свои доходы и имущество.

В первом чтении депутаты одобрили президентский пакет. Все шло как обычно. Однако перед вторым чтением возникли неожиданные осложнения. Комитет Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству принял решение об отсрочке вступления в силу рассматриваемых законопроектов до 1 января 2010 года.

Свое решение депутаты объяснили экономическим кризисом, который может помешать проведению масштабной антикоррупционной кампании. Дальше началась довольно странная история. По мнению «Независимой газеты», Дмитрий Медведев явно не ожидал, что депутаты примут решение об отсрочке. Тем более что за этим решением будут стоять депутаты из «Единой России». КПРФ и ЛДПР решений об отсрочке не принимали.

На совещании в Кремле, прошедшем 16 декабря, президент заявил, что настаивает на немедленном вступлении в силу антикоррупционного пакета. Правда, Медведев оговорился, что одни нормы начнут действовать раньше, другие – позже, поскольку необходимо привести в соответствие с ними законодательную базу.

Заявление президента по форме выглядело как ультиматум, но могло рассматриваться и как скрытый компромисс. С одной стороны, он вроде бы требует отмены всяких отсрочек, с другой – дает понять, что отсрочки все-таки будут. Ведь приводить законодательную базу в соответствие с новыми нормами можно довольно долго. Кроме того, следует особое внимание обратить на слова Медведева о том, что какие-то нормы начнут действовать раньше, какие-то позже, но что конкретно он имеет в виду, нам неизвестно.

В процессе подготовки данной статьи стало известно, что депутаты все-таки выполнили «госзаказ» — одобрили во втором чтении антикоррупционный пакет, отменив 1 января 2010 года как дату начала действия некоторых статей.

Подтвердились и предположения о том, что позже начнут действовать именно нормы, касающиеся деклараций доходов чиновников и членов их семей. Здесь по-прежнему фигурирует 2010 год.

Следует ли понимать происходящее как конфликт между законодательной и исполнительной властью? Ни в коем случае. Российский парламент, как известно, контролируется премьером Путиным. Тогда может быть имеет место некий скрытый конфликт между премьер-министром и президентом?

Уже само по себе наличие подобных вопросов говорит о состоянии российской политической системы. В любой демократической стране наличие противоречий между исполнительной и законодательной властью совершенно естественно. В России же сообщение о каких-то трениях между президентом и парламентариями воспринимается как сенсация.

Проблема наших аналитиков заключается в том, чтобы угадать, кто «сидит под ковром»: либо премьер Путин демонстрирует через депутатов президенту Медведеву, «кто в доме главный», либо депутаты «Единой России» сами встали на защиту своих интересов, поскольку не воспринимают Медведева как «хозяина».

В любом случае, аргумент, которым парламентарии объясняли необходимость отсрочки, не выдерживает критики. Борьба с коррупцией неотделима от борьбы с кризисом. К тому же никаких особых затрат антикоррупционные меры не требуют. По большому счету от государства требуется только элементарная честность. Увы, с честностью у чиновников проблем больше, чем с финансами.

Коррупция – это не болезнь российской власти, а ее суть. Об этом уже много раз говорили представители радикальной оппозиции. Чиновники в России не хотят, чтобы хоть что-то даже гипотетически угрожало их положению. Почувствовав угрозу, они тут же теряют всякий стыд. Ведь стыдно чиновникам в условиях финансового кризиса тормозить антикоррупционные законопроекты. Как тут не заподозрить корыстные мотивы?

Консультировались депутаты из «Единой России» перед своим решением с Владимиром Путиным или нет, на самом деле, не так уж и важно. Наверное, консультировались.

Бывший президент не заинтересован, чтобы его выдвиженец быстро превращался в самостоятельную фигуру, а «Единая Россия» вряд ли способна на самостоятельное противодействие новому главе государства. Так или иначе, история с отсрочкой — это не просто частный эпизод отношений Медведева с Путиным и «Единой Россией». Речь идет об общем поведении власти в период кризиса. Поведении, еще раз свидетельствующем о ее чудовищном эгоизме. Людям с таким менталитетом провести страну через потрясения не удастся.

Алексей Лапшин