Почему так сложно в России завести собаку-поводыря

Завести собаку-поводыря — единственная возможность для незрячего человека ориентироваться в городе и социализироваться в обществе. В США такого четвероного друга имеет каждый двенадцатый инвалид по зрению, в Великобритании — каждый десятый. У нас одна собака-поводырь в среднем приходится на 300 человек, нуждающихся в ней. Обучением четвероногих помощников занимаются только в школе подготовки собак-поводырей и Подмосковной Купавне.

Добраться до неё не составит труда. Любой местный житель укажет путь. Городок небольшой, и на его улицах можно часто увидеть тренеров из школы со своими питомцами, отрабатывающими очередную команду. Скажем, останавливаться перед открытыми люками или обходить припаркованные машины. Большинство четвероногих поводырей — это большие и красивые ретриверы или лабрадоры. Они совершенно не агрессивные. Их даже не обучают команде «фас», чтобы они были как можно более дружелюбными. Иначе как слепому человеку ездить с ней в автобусе или заходить в больницу? Четвероногий друг должен быть всегда рядом с хозяином и не пугать окружающих.

По собачьему следу

Первыми, кто встретил меня в школе, были совсем не собаки, а — кошки! Их здесь много — я даже подумал, что, может быть, и их как-то приспособили для помощи потерявшим зрение. Однако нужны они совсем для другого — чтобы собаки могли научиться контролировать свои природные инстинкты — не реагировать на других животных. У курсантов это получается не всегда — большинство, конечно, сдерживают себя. Однако при мне один лабрадор всё же попробовал добраться до чёрной кошки, сидевшей возле меня, — за что был резко одёрнут тренером. Кстати, кошки в этом смысле равнодушны к своим вечным четвероногим соперникам. Та же чёрная кошка совсем не испугалась. Дело в том, что кошки здесь являются постоянными и вполне официальными сотрудниками, а вот собаки стажируются в этом месте лишь полгода или год — пока их не передадут нуждающемуся человеку…

Территория у школы большая, благоустроенная. Есть и ухоженные клумбы, и вымощенные дорожки, и большой современный ветеринарный центр, которому позавидовали бы и многие московские клиники для животных. В нём животные не только проходят частые медосмотры, но и содержатся после операций. Кроме того, при ветклинике есть и специальный карантин, куда помещаются молодые призывники только попавшие в учебку. Нужно время, чтобы принять решение — оставлять их или нет. Главное — подходят ли они по характеру для того, чтобы стать поводырями.

Будь рядом и не трусь

«Чтобы воспитать отличного помощника, одной лишь дрессировки недостаточно. Собака должна быть изначально предрасположена к будущей профессии, — говорит кинолог Ольга. — Щенки даже проходят специальный «тест по Волхарду». Необходима врождённая потребность следовать за человеком и не трусить. Никогда. Для этого животных водят на железнодорожную станцию — чтобы установить реакцию на шум. Затем следует прогулка со щенком по высокому мосту. Для прохождения тестов у новобранцев есть несколько попыток. Тёх, кто не справляется, пристраивают вне школы. Для того чтобы процент «непринятых» был минимален, у школы существует своя программа по выведению поводырей.

Территория школы — это настоящий маленький городок для собак. Помимо ветеринарной клиники здесь ухоженный и просторный питомник. Ясли, где по специально разработанной программе содержатся только что появившиеся на свет щенки. У них есть даже особые «воспитатели». Когда щенок достигает 6-месячного или иногда годовалого возраста, его передают специальным тренерам, и тогда у собаки начинается настоящая учебная жизнь. Каждый день с ней занимаются не менее двух-трёх часов. Начинается всё с самых базовых команд — «сидеть», «стоять», «рядом». Последняя команда самая важная, потому что проводник должен понимать, что надо всегда находиться возле своего хозяина. Иначе человек, лишённый зрения, просто не сможет её найти, если она куда-то отбежит на улице.

Когда основы основ выучены, четвероногого помощника начинают тренировать на специальных маршрутах. На территории школы для этих целей существуют два «городка». Вместе с тренером Татьяной и её подопечной Марси мы прошли по маршруту. По пути нам встречались и рытвины, и лестницы, и всевозможные наземные ограждения. Около каждого препятствия собака должна останавливаться, чтобы незрячий мог с помощью трости понять, что же смутило животное: лестница или спуск с бордюра перед проезжей частью.

Причём как бы человек ни тянул шлейку на себя, пока он не ощупает преграду тростью и не скажет «вперёд», ни один пёс не двинется. Кстати, Марси прекрасно справлялась с заданиями — за что каждый раз получала печенье. Самым сложным «тренажёром» в школе считается модель автобуса. Проводник должен постепенно завести своего хозяина внутрь, не забыв о ступеньках и перилах посреди них. Интересно, что эти перила являются трудностью в первую очередь не для собак даже, а для самих слепых, потому что, идя вслед за животным, они часто забывают о данном препятствии.

Самым же сложным для животных являются высокие препятствия — вроде шлагбаумов или зеркал заднего вида. Они находятся не в поле обычного зрения животного, потому на эти моменты тренеры обращают особое внимание. Отработка маршрутов проходит следующим образом: перед каждым препятствием собаке дают команду «стоять», и так по нескольку раз — пока она не начнёт сама останавливаться перед ними. Кроме того, силу воли у животных воспитывают бродящие по всей территории школы кошки. Кроме того, Татьяна предлагала Марси её излюбленное лакомство — печенье и говорила «нельзя» — и собака действительно не брала десерт. Тренер говорит, что это, пожалуй, самое сложное искушение. Потому что приходится бороться с собственными инстинктами.

При школе существует небольшая гостиница, в которой живут люди, приехавшие за собаками. Они находятся здесь в течение двух недель совершенно бесплатно, и с ними также работают тренеры. Ведь и человеку нужно понять, как обращаться с поводырём. Ольга говорит, что, наверное, именно эта часть работы для неё самая ответственная. Дело в том, что у людей, потерявших зрение, часто сложный характер и они трудно уживаются даже с доброжелательными питомцами.

Школа ежегодно должна выпускать порядка 70 собак. Вскоре эта цифра может увеличиться до 100 — уже сейчас строятся новые вольеры для животных. На каждого тренера приходится в среднем по шесть собак. Работают в школе в основном женщины. Занятие это непростое, но очень интересное. «С этим нужно родиться, с любовью к собакам», — говорит Ольга. Интересно при этом, что в дрессировщики идут самые разные люди. Так, например, тренер Елена раньше была юристом, занималась разработкой сайтов. Как раз когда ей предложили создать в Интернете страницу школы, она и приехала сюда в первый раз. И поняла, что о работе здесь она мечтала всю жизнь.

Криминальный аргумент

Елена Иванова, представитель зоозащитного движения:

— Собаки умеют помогать людям. А вот люди не всегда готовы помогать собакам. И даже наоборот: в Москве существует целое движение так называемых догхантеров. Охотников на собак. В Интернете работают форумы и сайты, с помощью которых они координируют свои действия. Одни выслеживают собак, другие — готовят отраву. И все разговоры в Интернете они ведут на собственном сленге, чтобы их страницы в сети не закрыли.

Пока, к сожалению, не было прецедента, чтобы за жестокое обращение с животными человека осудили на реальный срок. В Украине, например, недавно такой случай произошёл — за отравление собак живодёра посадили в тюрьму на два года. И хочется верить, на других это окажет отрезвляющее и сдерживающее воздействие. А у нас даже знаменитое дело Худоярова так и не было доведено до конца — его попросту закрыли за истечением срока давности по привлечению к ответственности за жестокое обращение с животными.

И пока дела будут обстоять так — ситуация с отравлениями животных у нас не изменится. Эти люди чувствуют себя безнаказанными и поэтому делают что хотят. Так, например, в Тимирязевском парке были отравлены практически все бездомные собаки. Погибли и несколько домашних животных. Среди них те же ретриверы и лабрадоры…